Тел: 8 (3952) 52-14-76
e-mail: baikal-region@artifact.isu.ru

Геоархеология и палеоантропология ископаемых культур криоаридных и бореальных территорий рифта, нагорий, холмистых равнин в ритмах Квартера Востока Евразии

Проект «Геоархеология и палеоантропология ископаемых культур криоаридных и бореальных территорий рифта, нагорий, холмистых равнин в ритмах Квартера Востока Евразии» в рамках государственного задания Минобрнауки РФ № 1433, 2014–2016 гг.

Целью настоящих исследований является формирование нового знания о последовательности и содержании событий трансконтинентальных климатоландшафтных процессов с тенденциями асинхронности региональных палеотехнологий антропогена — квартера. Определение степеней достоверности хронологической взаимозамещаемости палеотехнологических признаков в формах устойчивого сосуществования нескольких версий палеокультурных ансамблей различного генезиса.

Содержание научно-исследовательских работ по проекту имеет основанием современную концепцию происхождения человека, его технологий и последовательностей эволюционного движения на различных территориях современной Суши. Она организуется в основных позициях палеогеографии, палеоантропологии и современной геоархеологии: возникновение особей рода Номо в различных палеоклиматических обстановках одновременно на различных территориях Суши; формирование кустовых эпицентров видового разнообразия рода Номо; происхождение литотехнологий человека в общепланетарном пространстве одновременно и в сходных техноформах.

Поставленная цель достигается решением ряда задач:

— Проведение анализа и реконструкция всего аппарата понятий и терминов, используемых в современном знании об ископаемых культурах антропогена.

— Пересмотр хронометрических границ соотношения палеоклиматических палеоландшафтных подразделений плейстоцен-голоцена, возникновения и эволюции палеокультур.

— Получение новых оригинальных материалов, не имеющих мировых аналогов.

— Разработка новых методик сбора, анализа, обобщения и верификации геоархеологических данных, полученных на основе комплексных междисциплинарных исследований.

— Формирование новых современных подходов к группированию палеокультур в палеотерриториальные ассоциации для создания генеральных исследовательских моделей общих закономерностей, региональной специфики форм техногенеза и динамики культурных модификаций на территории Востока Евразии.

— Проведение анализа общего состояния геоархеологических исследований Востока Евразии.

— Создание блока новых ресурсных данных в общих и региональных концептуальных схемах геологического строения, геоморфологии, палеоантропологии и геоархеологии Центральной и Северной Азии.

— Разработка палеокультурных композиций бореальной и субарктической зон субширотного простирания на пространстве всей североазиатской территории.

— Изучение особенностей развития ископаемых культур криоаридных и бореальных территорий рифта, нагорий, холмистых равнин, динамики и специфики процессов культурогенеза в квартере Востока Евразии.

— Создание рабочих объяснительных моделей региональной специфики форм палеотехногенеза и динамики палеокультурных модификаций на означенной территории в антропогене в границах выявлений отношений тенденций синхронности, сопоставимости событий трансконтинентальных климатостратиграфических процессов плейстоцен-голоцена с тенденциями асинхронности региональных палеотехнологий антропогена, достоверности хронологической взаимозамещаемости палеотехнологических признаков в формах устойчивого сбалансированного сосуществования нескольких версий палеокультурных ансамблей

— Продуцирование нового знания на основе оригинальных производственных и теоретических материалов и подходов в междисциплинарной композиции исследований палеокультур Востока Евразии.

Характер исследований. В данном проекте учтены все необходимые виды тематических работ как в области поиска вещественных материалов для формирования информационных блоков археологического фонда данных, так и для производства самой информации, ее обработки и введения в научный оборот в соответствующих формах предъявления.

Исследования проводятся в рамках современных направлений в археологии, в рамках которых определяется выход от местного контекста на большие разноуровневые географические масштабы.

Тематически работы дифференцированы по направлениям археологической научной иерархии. Каждое направление имеет специфическую особенность, отличающую его от смежных, и не может быть подменено или совмещено с разработкой какого-либо «иного». Все исследования — сугубо оригинальны, не имеют повторов, обладают перманентной особенностью роста обеспеченностью данными, высокой степенью модификаций на выходе результатов, открытостью нижних хронометрических границ изучаемых явлений, особенно в событиях геологического прошлого.

Исследования в рамках данного проекта является промежуточным вариантом долгосрочной программы изучения Евразийских ископаемых культурных запасов.

Актуальность, научная значимость работы

Актуальность исследования обусловлена тем, что возникновение техногенеза сыграло консолидирующую роль в социокультурном разнообразии, создав ситуацию социальных синтезов в истории человечества на территории с особым статусом, обеспеченной уникальным геологическим строением и оформлением; феноменом становления и развития Человека, технологий, общества в антропогене.

Изложенные основания обеспечивают и стимулируют:

— новые методологические разработки области теоретической геоархеологии; археологии, геоэкологии.

-динамичный рост объема междисциплинарных изысканий, недостаточность информативного выхода.

— мировые тенденции динамики научных подходов в области археологии, геоархеологии и смежных дисциплин.

Научная значимость обусловлена формированием и созданием информационных блоков археологического фонда данных, производством самой информации, ее обработкой и введением в научный оборот в соответствующих формах предъявления, что позволяет провести аналитические и сравнительные операции на разных уровнях: от местного контекста на большие разноуровневые географические масштабы.

Соответствие проводимых исследований. Исследования в рамках данного проекта соответствуют приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники в Российской Федерации в области рациональное природопользование; научным современным и перспективным положениям: геоэкологии, структурной и скульптурной геоморфологии; геоархеологии, археологии, сохранения археологического наследия. Работа с материалами исследований отвечает всем требованиям специальных методов: тафономии, радиометрии, геохроноклиматостратиграфии, теоретической и экспериментальной техноморфологии и др. на уровне развития отечественных и международных научно-технических комплексов

Ожидаемые научные результаты:

— Концепция общих закономерностей, особенностей и уникальности территориальных геоархеологических и палеоантропологических комплексов субконтинентального пространства Востока Евразии.

— Производство массивов новых фактических материалов по геоархеологии, палеоантропологии и палеоклиматологии.

— Теоретическая систематизированная разработка общего фонда материалов ископаемых культур плейстоцена-голоцена Востока Азии.

— Создание сопоставительных геохронометрических схем и сравнительно-культурных моделей динамики развития ископаемых ансамблей палеотехногенеза.

— Теория синтезов техноантропогенеза — фундаментальная перспектива долгосрочных междисциплинарных межгосударственных плюралистических вузовских научных изысканий по тематическим направлениям исследования палеоантропологического, геоархеологического, этно- исторического этапов развития человеческих коллективов центральных и северных провинций интерьера Востока Евразии.

Полученные результаты этапа 2014 г.

Концептуальная позиция общих территориальных закономерностей Востока Евразии определяется, прежде всего, возникновением здесь наиболее древних платформенных докембрийских кристаллических фундаментов, как основ формирования чехлов древнейшей Суши. Далее, кембрийские, пермские, затем – юрские осадочные образования, коры их выветревания и продукты распада этих уникальных процессов обеспечили формирование на Земле в целом колоссальных массивов галечников. Последние, в Кайнозойскую эру грандиозных передислокаций рыхлых пород, имитировали фантастическую работу речных сетей, объясненных религиями мира святодействием небесных сил, а первыми специалистами истории формирования рельефа постепенным врезанием русел водотоков. Докайнозойских динозавров сменила в раннем Кайнозое (I) фауна теплолюбивых собачьих и кошачьих крупных хищников, обезьян, макрофауна хоботных и других толстокожих, приматов – предков человека (Кайнозой II). Слой Кайнозойского чехла на контакте II и III подразделений в зоне Байкальского рифта восточнее, юго-восточнее и южнее вплоть до Индостана предъявляет, периодически, физические достоверности подтверждения раннего антропогенеза. Плиоценовая история геологических образований, климатов и ландшафтов располагает сравнить обстановки этого времени на востоке Евразии со Средиземноморским Виллафранком ее западного терминала. Идеи П. П. Сушкина 1924 г. и современные Индо-Китайские литотехнологические и палеоантропологические ископаемые остатки убеждают в необходимости считать зону Востока Евразии, включая Байкальский рифт и плоскогорья его обрамляющие обширной областью Homo-становления. Ранние отделы Кайнозоя III – Антропогена были подвержены массированным натискам северо-западных ветров типа стоковых. Следы арктических палеопустынь составляют особенность рифто-платформенной территории востока Евразии. Эта особенность в виде массивов физических единиц коррадированных артефактов из кварцитовых пород фондирована в Иркутском университете и образует прямое свидетельство возникновения и развития литотехногенеза на востоке Евразии в раннеледниковое плиоцен-плейстоценовое время.

Поэтому концепция общих закономерностей, особенностей и уникальности территориальных геоархеологических и палеоантропологических комплексов субконтинентального пространства Востока Евразии как определенного способа понимания, трактовки каких-либо явлений, руководящей идеи для их освещения, и даже, системы взглядов на явления в мире, в природе, в обществе фактически является  геоархеологической концепцией в авторской трактовке как основы трансдисциплинарных исследований.

Она позволяет проводить достоверные компаративные операции с различными геоархеологическими данными, независимо от их территориальной принадлежности. Геоархеологические объекты в рамках данной концепции являются сложно структурированными системами природно-культурного генезиса — интегральными системами. Они формируются в результате различных событий, которые хорошо распознаются при исследовании объекта и образуют и «информационный образ» геоархеологического объекта. Полученные информационных образы конкретных геоархеологических объектов формируются в группы объектов, в результате таких группировок создаются типичные информационные образы геоархеологических объектов и ситуаций для разных хроносрезов.

Это позволяет достаточно уверенно проводить культурно-хронологическую идентификацию самих объектов, а типичные геоархеологические ситуации, с одной стороны, позволяют организовать целенаправленный поиск объектов того или иного хроносреза, с другой стороны, определить типичность геоархеологических ситуаций как определенного отражения особенностей жизнедеятельности древних сообществ. В научном плане появляется возможность решить проблему стандартизации и проверяемости процесса геоархеологического исследования, адекватно подготовить археологическую информацию к формализации для хранения и переработки ее в системах больших информационных массивов. Концепция пластового развития ископаемых культур позволила перейти на принципиально новый уровень в процессе исследований. При ее построении был использованы приемы, основанные на дедуктивной основе решения проблем, которые более характерны для естественных наук. Это позволило отойти от конкретно-исторического подхода и перейти на более высокий уровень в организации исследований. В рамках этой концепции возможно формирование различных уровней генерализации в оценке культур древних сообществ, в отличие от результатов, полученных при использовании конкретно-исторического подхода. Аналоги в мировой практике этой концепции отсутствуют.

Для уточнения, расширения и развития этой концепции нами проведены научно-исследовательские работы на местонахождениях в районах равнин и плато Средне-Сибирского плоскогорья, разломных образований Байкальского рифта, в горно-долинных локусах Саянской горной страны.

— Получены фактические данные по эволюции литотехнологий геоархеологических комплексов субконтинентального пространства Востока Евразии, выраженные в новых геоархеологических материалах и данных по особенностям пространственного и стратиграфического положения позднепалеолитических объектов на примере территории Иркутска; в обсуждении актуальных проблем искусства начальной поры позднего палеолита; в получении, анализе материалов и данных по голоценовым культурам Средней Сибири, результаты которых показываю определенное культурное единство на территории Средней Сибири.

— Выполнены описательно-аналитические процедуры, сформированы основные положения концепции общих закономерностей, особенностей и уникальности этих объектов.

— Проведен анализ аппарата понятий и терминов, используемых в современном знании об ископаемых культурах антропогена, оформляемого в виде геоархеологического словаря, который мы готовим к печати.

— Предложены новые методики анализа и обобщения геоархеологических данных: разработана методика реконструкций систем жизнедеятельности древних культур; методики исследований элементов и структур культуровмещающих отложений.

— Обсуждены проблемы хронометрических границ соотношения палеоклиматических палеоландшафтных подразделений плейстоцен-голоцена, возникновения и эволюции палеокультур: для позднего плейстоцена (МИС 3 и МИС 2) на материалах и данных геоархеологических объектов Большой Нарын I, II, Мальта; для голоцена рассмотрены проблемы культурных переходов от мезолита к неолиту на материалах опорного объекта Казачка I.

Основным показателем во всех проведенных территориальных изысканиях можно принять фиксированную тенденцию перманентного погружения нижних хроностратиграфических границ литотехнологической седиментации. Эта тенденция обнимает все известные уровни развития культур ископаемого литопроизводства, начиная сверху от погребальных площадей китойского неолита, до средне-нижнеплейстоценовых скоплений коррадированных артефактов из кварцита в переотложениях на кровлю коренных пород юрских кор выветревания (Иркутский тектонический бассейновый узел). В зоне Ангаро-Бельского ячеистого бассейнового образования артефакты средне- и раннеплейстоценового возраста прогнозированы и будут фиксированы под многометровыми толщами рыхлых седиментов (20 м) близко к контактам плиоцен-миоценовых глинистых толщ. Тенденция удревнения нижней границы геостратификации древних литотехнологий особенно откровенно выражена в устойчивой фиксации артефактов «макаровского пласта» и сопровождается неуклонным расширением географии таковой встречаемости элементов этого уникального образования границы среднего-верхнего плейстоцена. В эпизодах последнего сезона работ коррадированная пластинчатая «макаровская индустрия» в переотложениях «погрузилась» в толщи муруктинского отдела верхнего плейстоцена.

Масштаб поставленной задачи соответствует мировому уровню подобных исследований и, в какой-то мере, опережает его, поскольку в рамках разработанной концепции возможно формирование различных уровней генерализации в оценке культур древних сообществ, в отличие от результатов, полученных при использовании конкретно-исторических концепций. Аналоги в мировой практике этой концепции отсутствуют. Решение проблем, обозначенных в проекте, станет весомым вкладом в изучение процессов коэволюции природной среды и человеческих сообществ, выявление культурных ответов на опасные природные процессы и события Востока Евразии.

По теме исследований было опубликовано 13 работ, в том числе: 1 учебное пособие; 2 статьи в отечественных рецензируемых журналах из списка ВАК, 3 статей в зарубежных изданиях, включенных в систему цитирования Web of Science и Scopus, 2 статьи в журналах, индексируемых РИНЦ; 5 материалов докладов.

Масштаб поставленной задачи соответствует мировому уровню подобных исследований и, в какой-то мере, опережает его, поскольку в рамках разработанной концепции возможно формирование различных уровней генерализации в оценке культур древних сообществ, в отличие от результатов, полученных при использовании конкретно-исторических концепций. Аналоги в мировой практике этой концепции отсутствуют. Решение проблем, обозначенных в проекте, станет весомым вкладом в изучение процессов коэволюции природной среды и человеческих сообществ, выявление культурных ответов на опасные природные процессы и события Востока Евразии.

Полученные результаты позволили достичь поставленной цели и решить обозначенные задачи. Полученные результаты проведенных поисковых научно-исследовательских работ постоянно используются в научно-образовательных курсах, подготовке учебников и учебных пособиях, в методических разработках, в обобщающих трудах по геоархеологии, изменениям природных обстановок, археологии, истории России, при решении проблем рационального природопользования.